Бизнес-каталог

Адвокаты

Страхование

Найти Доктора

Фармация

Медицина

Нетрадиц. медицина

Услуги по уходу

Магазины

Рестораны

Парикмахерские, SPA

Образование

Афиша

Туризм

Электроника, связь

Интерьер

Транспорт

Ваш дом

Ритуальные услуги

Недвижимость

Финансы

Биржа труда


Русская Реклама Top List

Статьи Леонида Комаровского

Интервью с Леонидом Комаровским

Леонид Комаровский о себе и о других
Леонид Школьник, «МЗ»
3 марта 2009 г.

Сегодняшний наш гость - один из самых популярных в «русской» Америке журналистов...

Леонид, начнем издалека. Я где-то прочел, что вы в Союзе были одним из авторов популярного в то время «Прожектора перестройки». Это так? Что вы высвечивали этим своим «прожектором»?

Да, что было, то было. Светил из последних сил. В те времена, в конце 80-х, я работал спецкорром в «Строительной газете». Писал книги, пьесы, сочинял киносценарии, по которым снимали фильмы. Сотрудничал с Центральным телевидением в качестве автора и ведущего передач в ГРП (Главная редакция пропаганды). Очень много - до двухсот дней в году ездил по стране и по зарубежам. Одна из командировок была связана с расследованием письма группы строителей из татарского города Елабуга о полном бардаке на сооружении крупнейшего народнохозяйственного объекта - Елабужского тракторного завода. Когда я туда приехал, то оказалось, что дело не в бардаке на стройке - для совка это было традицией, а в том, что пресловутому народному хозяйству этот завод был совершенно ни к чему. В то время страна выпускала тракторов в четыре раза больше, чем США, и проблема была вовсе не в нехватке этих машин, а в отвратительном их качестве. И я написал довольно подробный материал, по сути - целое исследование о том, что нет надобности вбухивать миллирды рублей в очередной трактор с сомнительными характеристиками, а надо выпускать нормальную технику на уже имеющихся мощностях.

А при чем тут «Прожектор»?

А при том. Еще до публикации заметок я рассказал эту историю своим коллегам из ГРИ (Главная редакция информации) ЦТ СССР и меня попросили снять сюжет на эту тему для задуманной, но еще не вышедшей программы «Прожектор перестройки», которая готовилась с подачи тогда нового председателя Гостелерадио СССР Л.П.Кравченко - человека порядочного (что не характерно для ЦТ СССР) и профессионального (что тоже не характерно для людей, занимавших эту должность до него). И мы решили выступить единым, так сказать, фронтом. В своих материалах я предлагал переориентировать стройку в Елабуге с тракторов на микролитражные автомобили невысокой стоимости. Эта идея была названа «Народный автомобиль».

И к вам прислушались «наверху»?

Материалы вышли одновременно в газете и на ЦТ, ну и началось... Стройка-то в свое время была начата, естественно, по решению ЦК, а тут какой-то щелкопер выражает сомнения в ее целесообразности. Разгневавшийся секретарь ЦК КПСС тов. Никонов позвонил на ЦТ и велел не пущать меня в эфир. Но тут случилось то, что называется журналистской удачей: в течение пары недель ЦТ получило около 30 тысяч писем от советских людей, которые с восторгом восприняли идею, причем многие предлагали оплатить микролитражку заранее и терпеливо ждать, когда ее изготовят. Ну, и другое - материалы попали на глаза помощнику Горбачева В.Ф. Башмачникову, прекрасному экономисту, аналитику, доктору экономических наук. Он позвонил мне с благодарностью за материалы, а я ему сообщил, что недолго музыка играла - по поводу оргвыводов в отношении моей персоны. Он посмеялся и предложил не впадать в транс. Я и не впадал - на моем журналистском веку чего только не было - и наивысшие премии, и черные списки...

И как Горбачев себя повел?

В общем, ему доложили, и он велел рассмотреть вопрос по существу. Бюрократическая машина завертелась: было принято четыре постановления ЦК, завод-таки переориентировали с тракторов на автомобили, я в своей газете и «Прожекторе» много раз об этом рассказывал, шуму было выше крыши. А потом закончилась советская власть, погас «Прожектор перестройки», завод так и не достроили и идея «Народного автомобиля» благополучно померла. Правда, там пытались наладить производство других машин, даже «Шевроле» выпускали в небольших количества, что-то еще. Но огромные корпуса в татарской степи так и не востребованы по сию пору.

Продолжим телевизионную тему. Один из зрителей, увидев вас в, увы, исчезнувшей программе Виктора Топаллера «Перекресток», даже вдохновился на такие строчки: «Вот кто на "перекрёстке" не пылит, / Так это Комаровский Леонид! / В его суждениях сосуществуют разом / Горячность сердца и достойный разум...». Где вы учились «не пылить»?

В те времена, когда я начинал в журналистике пятнадцатилетним подростком, то есть в первой половине 60-х годов, пылесосов в стране не было, потому приходилось соблюдать чистоту. А вообще-то я практик: имею два высших образования - филологическое и журналистское, оба получил заочно. По моему глубокому убеждению, учиться журналистике надо, работая в СМИ. Никакой факультет ни из кого журналиста не сделает. Для меня это не только теория: одно время меня даже заставили, именно заставили, преподавать на журфаке. И что? Красивые девушки, отвязанные молодые люди, веселая жизнь. С одной стороны жаль, что я всего этого сам себя лишил в молодые годы, но с другой - понятно, что в лучшем случае процентов 10-15 выпускников журфака реально работают в прессе, остальные подвизаются вокруг. Журналистика - это не столько профессия, сколько образ жизни.

Пять месяцев в тюрьме за попытку покушения на Туркменбаши - это тоже ваша биография. Как говорят у нас в Израиле: ма питом, Леонид? Чего вдруг вас «загребли»? Вы чем-то туркменам досадили и они вас посадили?

Знаете, после особождения из туркменской тюрьмы я дал массу интервью самым разным изданиям и в Европе, и в Азии, и здесь, в США. Даже из Японии ко мне наведалась телевизионная группа. Едва ли не самый распространенный вопрос был: «А чего это тебя туда занесло?».
Действительно, «а чего»?
А занесла меня туда профессия. Профессия опасная - каждый год в мире гибнут десятки моих коллег, сотни подвергаются различным репрессиям, нападениям, избиениям, пыткам. Я журналист, занимался этим всю жизнь и продолжаю заниматься с неизменным удовольствием. Я уже 45 лет получаю удовольствие от своей профессии. И надеюсь, что в этом смысле ничего не поменяется в оставшееся мне на этой земле время. Я приехал в Ашхабад под «крышей» коммерческого контракта. Ни тогда, при Туркменбаши, ни сейчас, при его преемнике, иностранных журналистов в страну не пускали, там не было их раньше, нет и сейчас. А я очень тесно дружил со своим коллегой Борисом Шихмурадовым, он в советские времена работал в АПН, потом вернулся в Ашхабад и поднялся по служебной лестнице до заместителя премьера правительства. В высшей степени толковый и образованный человек. В какой-то момент он понял сущность откровенно диктаторского режима Туркменбаши и ушел в оппозицию, открыл оппозиционный вебсайт, стал публиковать в СМИ материалы о реальном положении дел в Туркменистане. Предложил мне сотрудничество, я согласился. Никакого меркантилизма здесь не было, мне просто было интересно, как журналисту. В общем, мне дали въездную визу в Тукменистан, как бизнесмену. Я приехал туда накануне мирной демонстрации, которую организовывал Борис вместе со своими и моими друзьями-единомышленниками.

Долго рассказывать, но демонстрация не состоялась и в результате предательства всех ее участников арестовали. Меня тоже. Я вообще-то не собирался ничего демонстрировать - мое дело наблюдать за событиями, описывать их и анализировать. Тем не менее, мне предъявили обвинения по 14 статьям Уголовного кодекса Туркменистана: покушение на убийство президента, попытка свержения конституционного строя, контрабанда оружия и наркотиков и масса другого, столь же веселого. По этому дело было арестовано около ста человек, причастных к организации демонстрации, и несколько сот родственников, друзей и знакомых этих людей. Эдакий 37-й год по-туркменски. Все эти люди прошли через суды, их судили по 10-12 человек одновременно, суд над всей группой продолжался по 40-50 минут. Сами понимате, когда суд тратит на человека четыре-пять минут, а выносит приговор 20-25 лет отсидки или вовсе пожизненное заключение, говорить о справедливости бессмысленно.

Меня не судили, спас меня мой американский паспорт. Даже такое безмозглое существо, как Туркменбаши, понимал, что в течение четырехминутного судопроизводства законопатить в тюрягу гражданина США нельзя, а все остальное предполагает гласность, состязательность и прочую атрибутику нормального судебного процесса. Допустить этого он не мог, а тут удобный случай подвернулся: заканчивалась работа посла США в Ашхабаде Лоры Кеннеди, она пришла по традиции прощаться с главой государства, а Туркменбаши, который корчил из себя восточного падишаха, предложил ей на выбор подарок на память о Туркменистане. Он думал, что она попросит, к примеру, знаменитый туркменский ковер, или горячего коня-ахалтекинца. Но госпожа Кеннеди попросила выпустить меня из тюрьмы. Что и было сделано. Так что я в этой жизни женщинам обязан всем, что у меня есть: маме - самим фактом рождения, моей жене - долгими годами любви дружбы и терпения, Лоре Кеннеди - свободой.

А когда и по какой причине вы перебрались в США?

В США на ПМЖ я приехал 26 августа 1995 года. До этого неоднократно бывал здесь в командировках, достаточно представлял, куда еду и на что могу рассчитывать. Причина переезда типична: надоел совок со всем его антисемитизмом, грязью, гнусными рожами на улицах и в государственных учреждениях. А тут еще бандиты всех мастей повылазили из подполья и стали активно управлять страной...

Уехать я хотел еще в начале 70-х, но не мог из-за отца: он работал в одной из центральных газет на высокой должности и ему, разумеется, не простили бы сына-отъезжанта. У меня в те времена ситуация была прескверная: выперли из газеты, из комсомола, негласно запретили работать в прессе. Причины достаточно банальны: не хотел служить в армии, да ко всему еще был уличен в чтении самиздата. Диссидентом я не был, просто мозг сопротивлялся окружающей действительности. Три года слонялся по стране, работал там, где брали - на стройке, в ЖЭКе, на автозаводе, потом всё это или забылось, или на меня перестали обращить внимание «органы». В 1975 году взяли работать в «Строительную газету», после чего моя жизнь в Москве наладилась. В начале 90-х ушел из жизни отец, страна стала другой, еще хуже чем была. Росли сыновья, вот-вот и их могли призвать в ту армию, которая явно была даже отвратительней советской. Ну, и уехал.

Как проходила ваша адаптация в новой стране?

Вполне комфортно. Я успел в России заработать кое-какие деньги, так что сразу обзавелся жильем в Бостоне, купил бизнес, в котором сам и работал, дети пошли учиться. А потом вернулся в журналистику - русскоговорящую, ибо писать и разговаривать по-английски с той же степенью уверенности и скорости, как по-русски, я не могу. Все-таки в Штаты приехал в 47 лет, уже другие возможности. Любой журналист меня поймет: писать или говорить надо, думая о том, ЧТО ты пишешь или говоришь, а не о том, КАК ты это делаешь. Если бы я удрал из совка в 23-24 года, как хотел, возможно, в моем послужном списке были бы сейчас сплошные Пулитцеры, а не премии Союза журналистов СССР.

Чуть подробнее - о вашем радио, пожалуйста. Кто ваши слушатели, почитатели? Как часто вы в эфире? Могут ли наши читатели в других странах слушать «РадиоЛёню» в интернете?

Мое радио существует четыре года. Программа выходит по будням в Бостоне каждый день с 7 до 9 утра и в Нью-Йорке тоже ежедневно с 11 утра до 12 пополудни по времени Восточного побережья США в прямом эфире и на Интернете, слушать можно в любой точке планеты на сайте http://www.radiolenya.com/. Есть еще субботняя программа в Чикаго - с 10 до 12 утра тоже моего времени, ее в Интернете можно слушать на сайте http://www.36-6c.com/ . Меня, кстати, слушают во многих странах, на свой e-mail lskomar@radiolenya.com я получаю письма из Австралии и ЮАР, Германии и Израиля, разумеется - из России и Украины, других стран. Мои слушатели - это те, кто уехал из бывшего СССР или стран постсоветского пространства. Как правило, это люди старше 35-40 лет, 80% - те, кто едут в автомобилях. Радио вообще больше слушают водители. И те, кто пользуется Интернетом. Все мои программы идут в интерактивном режиме, то есть любой слушатель может позвонить с вопросом, комментарием или собственным мнением о чем угодно. Кроме того, я издаю в Бостоне журнал, газету, поддерживаю два сайта. Такая медиа-группа. Все на русском языке.

Насчет почитателей сказать трудно, но, как правило, это люди, придерживающиеся схожих со мной убеждений, а я консерватор. Есть и те, кто меня активно не воспринимает - это националисты всех мастей - русские, украинские и всякие другие. Уверен, что нет объективных показателей того, что какая-то нация лучше другой. Перефразируя известное выражение, могу отметить, что национализм - это религия дураков, а дураки мне не интересны.

Кстати, о национализме. На днях мы получили письмо с резкой критикой в ваш адрес. Читатель Арон Ваксельберг пишет: «Леонид Комаровский, будучи ярым противником Кремля (за что я его очень уважаю), тем не менее, занимает явно промосковскую позицию в отношении Украины». Леонид, перефразируя известное выражение насчет Гекубы, хочу спросить: «Что Вы Украине? Что Вам Украина?».

Не обращайте внимания и не тратьте на сию публику своего времени. Я почти уверен, что этого Арона нет в природе. Всякая националистическая и антисемитская шваль прячется за еврейскими именами, чтобы выглядеть малость легитимней. У нас тут в Бостоне тоже имеется городской сумасшедший Валерий Лебедев, который под псевдонимом А. Гринберг накатал на меня пару пасквилей. Подписываться своим именем - кишка тонка, да и антисемитизм никуда не скроешь, а так вроде разборка между своими...

Что же по существу, то нет у меня никакой «промосковской» позиции, просто я пытаюсь оценивать происходящее с точки зрения здравого смысла, что в понимании некоторых персонажей выглядит, как «льет воду на мельницу» - это не я придумал, это они в гневных письмах в мой адрес пользуются такой лексикой из «Крокодила» образца 1972 года. На мой взгляд, в отношениях с Москвой Киев далеко не всегда прав. На мой взгляд, на белом свете вообще нет людей, которые всегда правы (кроме моей жены, разумеется). Это и не нравится украинским националистам. Вот если бы я кричал «Геть москалей», они были бы счастливы. Но я ничего подобного кричать не стану, хоть бы они всем миром на меня наехали. Националисты не способны оценивать события с точки зрения здравого смысла. Они живут в шорах собственных представлений и у меня нет никакой охоты им подыгрывать, как и вообще кому-нибудь.

Меня в чем только ни обвиняли! Однажды в своей радиопрограмме я сказал, что у Гитлера тоже были некоторые здравые идеи - например, строительство дорог в Германии. Так меня тут же обвинили в пропаганде фашизма. Ну что с ними сделаешь? Некоторые люди, воспитаные в совке и совком, понимают только взаимоисключающие оценки или идеи: «кто не с нами - тот против нас».

И всё же, что вам Украина?

До нее мне ровно столько же дела, как и до любой другой страны в мире, где происходят события, привлекшие мое внимание - не более того. Хотя моих друзей и знакомых, живущих в той стране, мне жалко. Склоки в верхах довели Украину до края пропасти, и это печально. Ко всему прочему, допустим, в Зимбабве я никогда не был, а на Украине - десятки раз, у меня там есть свои привязанности, воспоминания, в том числе и лирические. Ко всему, не могу оставить такой простенькой мысли: а чего бы всем украинским националистам, хоть бы и упомянутому вами Арону, не рвануть до неньки да и не помочь ей в лихую годину? И если Арон существует в природе, то я советую ему для начала поехать куда-нибудь во Львов, и почти уверен, что какие-нибудь гарные хлопцы настучат ему по его еврейскому лицу. Настучание по лицу очень помогает излечиться от национализма.

Если уж мы коснулись национальных проблем, чуть на них задержимся. Ваше мнение о недавней израильской операции «Литой свинец» и о послевыборной ситуации в стране? Судьба Гилада Шалита и Джонатана Полларда - какова ваша позиция?

Мне чрезвычайно жаль, что израильское правительство не довело до конца операцию «Литой свинец» и упустило шанс уничтожить банду по имени ХАМАС: все предпосылки для этого были. Надеюсь, что новое правительство будет более последовательным в своих действиях.

Что касается Гилада Шалита, то последние заявления Ольмерта об обязательном освобождении похищенного солдата до начала переговоров и до снятия блокады с сектора Газы мне представляются правильными, хотя и опоздавшими на два с лишним года. С этого надо было начинать, тогда бы уже давно вся эта банда сдохла с голоду или освободила похищенного еврея.

То есть вы не верите в возможность договариваться с бандитами?

Не верю. Я много видел их на своем веку и знаю точно: понимают они только язык силы, всё остальное воспринимают, как слабость противоположной стороны и тут же ищут возможность эту слабую сторону обмануть или вовсе уничтожить. Идея о том, что один еврей стоит полутора тысяч исламистов, мне кажется справедливой, но сам принцип обмена заложников на преступников, содержащихся в тюрьмах, совершенно порочен: тем самым бандиты получают руководство к действию. Даже они скудными своими мозгами понимают, что следует похищать евреев и тогда можно будет торговаться за обмен и за выход их подельников из тюрем. А бандитам и террористам всех мастей тем самым объясняют, что в случае, если они попадутся на горячем, - их из тюрем вызволят, обменяют на заложников-евреев. Вон евреев в мире сколько - миллионов 12, если один к тысяче, это ж можно 12 миллиардов исламских террористов освободить - столько их даже по самым страшным подсчетам не имеется, в мире всего, говорят, 1,2 милларда мусульман.

А Поллард?

Мотивы его мне понятны, вполне вероятно, что, окажись я на его месте, поступил бы так же. Впрочем, не уверен, уж очень сложный выбор... Ведь реально он столкнулся с ситуацией, когда представители его страны не выполняли обязательств, взятых на себя в рамках международного договора. Но он нарушил Закон и в рамках этого Закона был осужден. По сути дела, та же дилемма, с которой человечество сталкивается с тех пор, как появились писанные законы: дух закона и его буква. У Полларда были абсолютно легитимные способы попытаться исправить нарушения договоренностей между США и Израилем, но он воспользовался способом незаконным. На мой взгляд, его уже давно могли освободить, мне кажется, что он отсидел даже больше, чем множество шпионов, причинивших США гораздо больше вреда. Если я правильно помню, он вообще вреда США не принес, вся информация, которую он передал в Израиль, касалась третьих стран.

Ко всему прочему роль государства Израиль во всей этой истории представляется мне весьма неприглядной, уж не обессудьте.

От Израиля перейдем к России. Как вы оцениваете ее позицию в ближневосточном конфликте?

Позиция России, на мой взгляд, заключается в желании усидеть на двух стульях. С одной стороны, не поссориться с цивилизованным миром, в котором Израиль играет роль форпоста Запада на Востоке, если хотите - посланца современной цивилизации в 15-й век, а с другой - сохранить дружеские отношения с теми, кто в этом 15-м веке живет. Москве ведь надо свое оружие куда-то продавать, а кто его будет покупать кроме арабских и других недоразвитых стран? Это не оскорбление кого-то, просто если есть официально признанные «развитые» страны, то, по определению, существуют и другие, «не развитые» или «недоразвитые» - как хотите.

Объективна ли, на ваш взгляд, русскоязычная пресса США в его освещении или, пользуясь весьма спорной информацией российских новостных агентств, она освещает проблемы нашего региона, грубо говоря, «с кремлевской стены»?

Прессу эту на регулярной основе не читаю. Во первых, нет времени на изучение вторичного информационного поля: Интернет дает новости быстрее, чем печатная и даже радио-телевизионная пресса. Во-вторых, в русскоязычных СМИ в США мало проффесионалов, подвизаются, в основном, люди либо не имеющие отношения к профессиональной журналистике, либо не прошедшие обычных ступеней карьерного роста и соответствующего профессионального обучения. Русская журналистика в США во многом жутко провинициальна. Не сочтите это за оскорбление: провинциализм - не место жительства, а состояние души. Феликс Кривин жил в Ужгороде, но был абсолютно столичным человеком. Или Лев Толстой, если угодно... Ко всему, труд русскоязычного журналиста в нашей стране оплачивается более чем скудно, поэтому в СМИ часто приходят люди, не сумевшие найти другой, более высокооплачиваемой работы. Любимый мною поэт Саша Черный выразился очень точно, я всего одно слово заменил в его тексте, но получилось в высшей степени актуально:

Все мозольные операторы,
Прогоревшие рестораторы,
Остряки-паспортисты,
Шато куплетисты и бильярд-оптимисты
Валом пошли в журналисты.
Сторонись!

Применительно к конкретным ситуациям в этих строках нет ни малейшего преувеличения. В Чикаго, к примеру, одной из радиостанций владеют парикмахер с многолетним стажем и дама без определенных занятий. Вы даже вообразить себе не сможете, какую ахинею несет в эфире эта вчерашняя работница ножниц и расчески.
А по поводу объективности... Да нет ее, объективности, в природе человеческой! Есть точка зрения, а это другое. Даже если фотограф или теле-кинооператор приносит вам картинку, снятую непосредственно на месте события, то и это не объективно, ибо он выбирает ракурс, ограничивает действие рамкой кадра, регулирует освещенность съемки и так далее. В результате вы видите то, что он захотел или сумел вам показать, а вовсе не объективную картину происходящего.

А вас часто обвиняют в необъективности?

Часто. И это справедливо. Я, несомненно, необъективен, так же, как и все остальные представители рода человеческого. Если надо получить что-то похожее на объективную картину, следует собрать свидетельства максимально большого количества очевидцев или участников события, суммировать их и создать на этой базе собственное представление, чем я и занимаюсь по роду своей деятельности. Только имейте в виду, что полученное по этому принципу объективное представление или мнение будет объективным исключительно для вас самого, любой другой сможет найти в этом предвзятость, и будет обязательно прав.

Ко всему учтите, что способностью к суммированию и анализу обладают очень немногие, поэтому профессия аналитика в большой цене и востребована в самых разных областях. В журналистике - тем более. Журналист, способный к анализу, - это достаточно большая редкость, штучный товар.

Кстати, о журналистах. Когда-то Дмитрий Кедрин написал: «У поэтов есть такой обычай: в круг сойдясь, оплёвывать друг друга». Пойдем от обратного: назовите лучших, на ваш взгляд, журналистов, пишущих и говорящих по-русски в разных странах.

Виктор Топаллер, Александр Грант, Владимир Козловский в США, Лариса Герштейн в Израиле, Николай Волков в Германии, Виталий Портников на Украине, Тамара Папалашвили в Грузии, Аркадий Дубнов, Семен Новопрудский, Владимир Милов, Юлия Латынина, Виктор Шендерович, Антон Орехъ, группа на «Эхе Москвы» и еще десяток имен в России. Это те, кого я слушаю и читаю. Наверняка есть и другие, которых я просто не знаю или они не приходят в голову навскидку.

Леонид, завершая интервью, предлагаю вам, как в шахматах, сыграть блиц: краткий вопрос - краткий ответ. Согласны?

ОК.

Барак Обама - это хорошо для Америки и всего мира или...?

Как говорили у нас в советском кинематографе, вскрытие покажет.

Кто из мировых политиков Вам по душе?

Вацлав Гавел.

Стряпня поваров от журналистики - лапша на уши. А Ваше любимое блюдо? Любимый напиток?

Селедка с картошкой. Напиток - перцовая водка завода «Кристалл» - та, что 35%

Скоро Пурим. Что пожелаете нашим читателям накануне этого веселого праздника?

Don't Worry, Be Happy! В финале, как водится, всё будет исключительно замечательно. Главное - дожить до этого финала. Чего и желаю! От всего моего большого сердца!

Все Статьи


#326, Июнь, 2017

Посетить сайт фонда помощи пострадавшим Посетить сайт благотворительного фонда

 

34
42°
26°
Бостон
Воскресенье, 26
Понедельник   47° 35°
Вторник   44° 30°
Среда   38° 34°
Четверг   37° 29°
Пятница   39° 29°
Суббота   46° 35°